Трофейная охота в Казахстане

Опубликовано Qansonar в

Трофейная охота в Казахстане

Страсти по трофейной охоте

Трофейная охота в Казахстане – тема, вызывающая жаркие споры в социальных сетях и на страницах специализированных форумов вот уже второй десяток лет. Что это: спорт высоких достижений или очередной повод для состоятельного человека потешить свое самолюбие, вершина охотничьей нравственности или ее дно, эффективный инструмент для сохранения и воспроизводства редких видов животных или удобный предлог для охоты на них?  Мне, как рядовому охотнику, давно хотелось разобраться в этом вопросе, чтобы сформировать свое собственное представление о предмете.  В результате проделанной работы появилась данная статья, которая, конечно-же, никак не претендует на истину последней инстанции, но я буду рад, если даст кому-то пищу для размышлений. Как оказалось, тема эта весьма многогранная, имеющая социальный, этический, экономический, зоологический, исторический и даже политический аспекты. Для начала определимся в понятиях:

Трофейная охота — выборочный отстрел дичи, классифицированной в качестве охотничьих животных. Главной мотивацией охотников является поиск наиболее примечательных животных из определённой группы, имеющих уникальные признаки, например парнокопытные с красивыми и большими рогами. Части добытых животных нередко хранятся в доме или офисе как охотничий трофей. (Вики)

Любой охотник или рыболов-любитель считает трофеем свою добычу, поэтому во избежание путаницы в понятиях стоит разделять охоту за трофеем в широком понимании этого слова и трофейную охоту – удел единичных представителей охотничьего сообщества, готовых заплатить большие деньги за добычу животного с уникальными характеристиками.

Хотя основные черты трофейной охоты сформировались с незапамятных времен, взять, к примеру королевские охоты в средневековье, историю трофейной охоты принято исчислять от Первой международной охотничьей выставки, прошедшей в Вене в 1910 году.  С тех пор экспонирование достижений охотничьей отрасли в мире становилось год от года все более популярным. Повсеместно владельцы выдающихся трофеев награждались медалями и грамотами, их имена вписывались в пантеоны славы, а сами трофеи хранятся в музеях трофейного дела либо в частных коллекциях.  В наши дни в странах Евросоюза, США и Канады это занятие выросло в очень популярную, финансово богатую индустрию. Существует несколько всемирно известных клубов и номинаций для трофейных охотников. Словом, все как в большом спорте, где выдающиеся достижения атлетов четко фиксируются и вознаграждаются.

В СССР тем, что мы сейчас называем термином «Трофейная охота» занималась организация «Интурист» продавая редким иностранным визитерам единичные охоты, в основном, на Памире и на Кавказе. Во времена существования «железного занавеса» на мировой рынок продавалось очень мало охот на баранов Марко Поло, Кубанского тура и некоторых видов оленей. Это, несомненно, поддерживало высокий спрос и стоимость охоты.

Охотники за трофеями впервые появились в Казахстане в 1989 году, до этого наш рынок трофейной охоты попросту не существовал. У иностранных «первопроходцев» интерес был не столько к самим трофеям, сколько к новым территориям, где нога искушенного трофейного охотника еще не ступала. И Казахстан приятно удивил своим гостеприимством, колоритом, красивой природой, богатым животным миром и, главное – трофейным потенциалом. В горных районах приграничной полосы с Китаем было выявлено несколько практически нетронутых человеком популяций копытных, среди которых, несомненно, присутствовали экземпляры с выдающимися трофейными качествами. Этому разнообразию способствовали сразу несколько факторов: напряженная обстановка в 60-70х годах на границе с Поднебесной, в следствие чего гражданскому человеку попасть туда было не просто, запрет на охоту с Китайской стороны, который сохраняется по сей день и отсутствие интереса к трофейной охоте у советского охотника, который не имел никакого представления о ней, был слабо экипирован и, элементарно, не располагал местом, где эти самые трофеи можно было выставлять. В малогабаритной «хрущевке» развесистые рога даже одного марала займут добрую четверть жилого пространства. Поэтому охотника на копытных интересовало лишь мясо, и лучше если оно будет мясом молодого животного.

Так вот сложилось, к моменту появления первых трофейных охотников в Казахстане, мы как общество, не имели никакого представления об этом виде хозяйственной деятельности, не знали как организуются трофейные охоты, как оцениваются трофеи и сколько они могут стоить, все это для нас были новые знания. В лихие 90-е начался бум «Трофейной охоты» в Казахстане. Беру этот термин в кавычки сознательно, потому что вряд ли подобный вид деятельности подпадал под классическое определение ТО. Благодаря нашему невежеству мы попали в криминогенную часть трофейного мира, когда на нас наживались туристические фирмы, ведущие серый, не совсем чистый бизнес на Западе. К сожалению, мы спохватились слишком поздно, в погоне за «легким долларом» распродав по бросовым ценам практически весь свой потенциал животных с уникальными трофейными качествами, накопленный в результате длительного естественного отбора на закрытых территориях. Охотничий бум в Казахстане продолжался около 20 лет, пока не выяснилось, что мы все свое трофейное богатство растеряли, как минимум по части марала и козерога.

Когда наши охотоведы попали наконец за границу на престижные охотничьи выставки и начали обмениваться опытом, пришло понимание того, что мы потеряли. Выяснилось, что, как и в большом спорте, трофейные экземпляры оцениваются на бронзовую, серебряную и золотую медали и, конечно же, существуют чемпионы мира. Выдающиеся трофеи, как правило, являются собственностью государства и за рубеж не вывозятся. Помимо того, что они представляют научную ценность, это показатели, работающие на престиж страны, иллюстрирующие уровень развития охотничьего хозяйства.  Зарубежному охотнику, которому посчастливилось добыть такой трофей, разрешается разве что сделать с него слепок. Не имея у себя ответственный орган, который должен был бы оценивать и фиксировать добытые трофеи на данный момент мы не имеем никакой официальной истории трофейной охоты в Казахстане, словно начали с нуля. Все добытое вывезено, и судить о том, что ушло за рубеж нам остается только лишь со слов очевидцев: гидов, охотоведов, переводчиков. Таких рассказов я слышал немало, про рога марала в 22 кг, рога козерога длинной в 155-156 см…. Сколько таких было на самом деле, где правда, а где вымысел? Теперь уже не разобрать. Самое обидное, что все эти трофеи остались вне каталогов и трофейных книг не только у нас, но и за рубежом, так как трофейные листы не имели сертификационной силы. Дело в том, что в книгу трофеев уважаемого Общества, не желающего запятнать себя браконьерством, может попасть только то животное, которое достоверно добыто на законных основаниях без нарушения правил охоты. Следовательно, должны быть документально зафиксированы время и место проведения охоты, произведены замеры трофея сертифицированным специалистом. Не обеспечив зарубежным гостям соответствующей базы на уровне государства стоит ли теперь удивляться, что настоящих трофейных охотников у нас было мало, а те, что побывали, уехали с нехорошим осадком на душе.

Трофейное дело — это высшая ступень ведения охотничьего хозяйства. Вырастить животное на медаль стоит больших инвестиций, многих усилий и огромного опыта. К великому сожалению, у нас не было ни того, ни другого, ни третьего, поэтому вовсе не удивительно, что в результате такой деятельности мы потеряли уникальные трофеи. Разбазарив за бесценок то, «что бог послал» Казахстан год за годом начал терять свою привлекательность для трофейных охотников.

А как это работает в развитых странах? Наблюдение за молодняком начинается с момента появления у них рожек и по мере того, как животные растут, все самцы, не имеющие трофейных качеств, изымаются из популяции на рядовых охотах. Действительно трофейное животное, многократно передавшее свои гены и перейдя в преклонный возраст выставляется на аукцион. Трофейный охотник, заплативший самую высокую цену, как правило, едет с целью добыть конкретное животное. Один только этот факт иллюстрирует, на каком уровне должны быть поставлены наблюдение, учет поголовья и охрана охотничьего хозяйства. Несомненно, горная местность накладывает специфику на наблюдение за трофейными особями, но нельзя сказать, что эта задача невыполнима, учитывая мировой опыт. Это кропотливая работа на длительную перспективу, которая окупит себя только через десятки лет и «легким долларом» тут не пахнет.

Здесь я хотел бы посвятить несколько строк своему личному заблуждению. Мне всегда казалось, что интересы рядового охотника никак не соприкасаются, если не сказать – находятся в некоем противоречии с интересами трофейных охотников. Каждый волен развлекаться в меру размеров своего кошелька, но частенько случается так, что в период проведения трофейных охот (а это как правило самый благоприятный для охоты период) рядовому охотнику в угодьях не рады. Просто не продают лицензии, чтобы не мешался под ногами, когда здесь «серьезные люди большую охоту проводят». Это конечно бывает обидным, но стоит иметь в виду одно очень существенное НО – залогом наличия уникальных животных в популяции является ее высокая численность. Иными словами, даже не будучи заинтересованным в добыче трофейных животных рядовой охотник выигрывает в том, что в связи с правильной организацией деятельности охотничьего хозяйства, специализирующемся на трофейных охотах, дичи в угодьях должно быть очень много. Ведь только одна-две особи из сотни будут обладать трофейными качествами.

                В настоящее время в охотничьем сообществе Казахстана ведется полемика по поводу возможности открытия трофейной охоты на редкие и особо охраняемые виды животных, такие как архар, джейран и сайга. Успешные предприниматели продвигают свои инициативы в Министерство экологии, геологии и природных ресурсов, и доводы их звучат весьма убедительно. Ведь значительную часть средств, полученных от продажи всего нескольких особей, скажем, краснокнижного архара, можно пустить на охранные мероприятия. Тут стоит заметить, что даже Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) при формулировании Руководящих принципов Комиссии по выживанию видов отмечает среди прочего, что «…трофейная охота, может служить интересам охраны природы и способствовать справедливому и равноправному разделению выгод от использования природных ресурсов…». Знаковым для нас, как мне кажется, здесь является слово «может», то есть совсем этого не гарантирует.  Ведь МСОП в том же документе указывает на большое количество рисков, связанных с неправильной организацией ТО. Как бы все эти заманчивые перспективы, предлагаемые сторонниками открытия ТО на редкие виды животных, не оказались в итоге очередной «маниловщиной».  Памятуя наш горький опыт, при отсутствии законодательной базы, четко регламентирующей необходимость создания национальной трофейной книги, института сертифицированных измерителей и оценщиков, должного мониторинга целевых популяций копытных мы, скорее всего, придем к тому-же результату – расторговав трофейный потенциал редких животных останемся ни с чем.

Автор статьи: Вадим Виноградов – Охотник

Рубрики: Новости